Я-мама!!!

ПАРОВОЗИК ИЗ РОМАШКОВО.

Все паровозы были как паровозы, а один был странный. Он всюду опаздывал. И вот
однажды начальник станции ему строго сказал:

— Если еще раз опоздаете… То …

И паровозик все понял и загудел:

— Поооследнеее чеестноеее,благородное слооово!

Тук-тук -ехал он по дороге и ни разу не остановился. И вдруг

голос из леса: «фьють…»Вздохнул паровозик и в лес направился.

А пассажиры выглянули в окно и стали кричать:

-Безобразие, мы же опоздаем!

-Конечно, сказал паровозик. -И все таки на станцию можно приехать
и позже.

Но если мы сейчас не услышим первого соловья, мы опоздаем на всю


весну!

К утру поехали дальше. Много ли мало ли ехали, и вдруг нежный запах
из рощи. Вздохнул паровозик и в рощу направился.

— Безобразие! — закричали опять пассажиры. — Опоздаем!

И вновь паровозик ответил:

-Конечно. И все таки на станцию можно приехать и позже.

Но если сейчас мы не увидим первые ландыши, мы опоздаем на все лето!

Только к вечеру поехали дальше. Много ли, мало ли ехали и вдруг

выехали на горку.

Паровозик и остановился.

— А теперь зачем стоим? -удивились пассажиры.

-Закат, — только и сказал паровоз. -И если мы не увидим его, то
,

может быть, опоздаем на всю жизнь.

Ведь каждый закат — единственный в жизни!

И теперь уже никто не спорил. Молча и долго смотрели пассажиры на
закат.

Но вот наконец и станция. Вышли люди из поезда и почему-то улыбнулись:

-Паровозик, спасибо !

А начальник станции немало удивился:

-Да вы же опоздали на три дня!

— Ну и что, -сказали пассажиры.

— А могли бы опоздать на все лето, на весну и на всю жизнь.



БОЛЬШОЙ ОДУВАНЧИК

А эта сказка вот какая: в ней все постоянно спорят.

А больше всех, конечно, -упрямый слоненок и забавный медвежонок.

О том-то я и хочу вам рассказать.

Итак, слушайте.

Не помню точно, когда это было — не то в субботу, не то в воскресенье,
-но, одним словом, был прекрасный день.

А потом был прекрасный вечер, и в этот прекрасный вечер медвежонок
как раз пришел к слоненку в гости.

-Здравствуйте, -улыбнулся медвежонок. -Я давно не видел вас. Не
правда ли, какой прекрасный вечер.

-Вы так думаете? -удивился слоненок. И тут же добавил:

Нет, прекрасный вечер — это когда идет дождь и можно топать по лужам.
Вот так. — И тут слоненок показал, как надо топать по лужам.

Конечно, Мишка и сам любил топать по лужам, но в это раз он не согласился.

Вечер действительно был прекрасный. В небе далекими свечечками горели
звезды, а ночные бабочки опускались прямо на медвежьи уши.

Они, наверное, думали — это просто мохнатые лепестки.

И поэтому Мишка не согласился со слоненком. Он просто осторожно
взял его за хобот и потащил в сад.

-Смотри, неужели ты не видишь, как прекрасны эти звезды, эти деревья?

Ах ты упрямый слоненок.

А упрямый слоненок сказал:

— А вообще, мой друг, меня очень трудно удивить.

-Трудно удивить? Ну хорошо же.

И медвежонок обхватил голову лапами, сел на пенек и стал думать,
как удивить слоненка.

А что, если, например, надуть большой, большой шарик и прилететь
на нем к слону в гости? Конечно, это хорошо, но вдруг он скажет:
«Это не прекрасный шарик, а просто толстый пузырь».

А что, если показать ему первый ландыш? Но слоненок может сказать:
«Друг мой, их скоро будет тысячи. Ха-ха-ха-ха.»

И совсем уже отчаялся Мишка, да вдруг вспомнил: ну как же?!

Ведь слоненок любит облака и одуванчики…

Облака — потому, что они похожи на больших белых слонов. А одуванчики
— они ведь похожи на маленькие облачка на зеленых ножках. Слоненок
часто нюхает их.

И тогда медвежонок пошел в слоновый сад и сказал тихо большому тополю:

— Пожалуйста, усыпь меня белыми, белыми пуховыми сережками. Сегодня
я хочу удивить и рассмешить слоненка.

-Пожалуйста, — сказал тополь.

Он встряхнул ветвями, и полетел, полетел, пух. Казалось, целый душистый
снегопад обрушился на медвежонка. И вскоре он укрыл его так, что
ни медвежонка не стало видно, ни даже его хвостика. Медвежонок закрыл
глаза и уснул в том душистом стогу.

Утром прокричал петух, взошло солнышко. И на крылечко вышел слоненок.

Он потянулся, вздохнул, огляделся вокруг…и ахнул: в глубине сада
рос невиданно большой одуванчик.

-Неужели, -удивился слоненок, -могут быть такие одуванчики? Это
прекрасно.

От счастья слоненок даже закрыл глаза и вдохнул одуванчиковый запах:
ох!

Но когда он вновь открыл глаза, перед ним стоял медвежонок, а на
его ушах, на хвостике был белый, белый пух. Слон отвернулся и уже
опять

хотел сказать что-то скучное. Но медвежонок улыбнулся:

-Не надо, не надо притворяться. Я же сам слышал: ты сказал-это прекрасно.

— Да, да, -кивнул слоненок. -А вообще, медвежонок, я часто думаю
о прекрасном, только стесняюсь говорить об этом.

Ну,вот и все.

Что я хотел сказать, вы надеюсь поняли? Не всякий скучный -скучен.
Быть может ,он просто стесняется. И ему надо помочь. Ну хотя бы
стать большим одуванчиком ради этого.

КЛЁН.

Осыпал клён багровые листья. Поднял их лисёнок и уложил ими дорожку
к своему дому. «Вот, — думал он, -гостей обрадую». Однако никто
не пошёл по той кленовой дорожке.
-Но почему же, почему? – спросил он оленя. -Такая красивая дорожка,
а никто не идёт по ней.
-Ах,- сказал олень, лист клёна похож на сердце. Я не могу ступить
на это сердце осени.

ПРО ЧУДАКА ЛЯГУШОНКА.

Сказка Вторая.

А вчера в гости к лягушонку пришла рыжая корова. Помычала, покачала
умной головой и вдруг спросила: «Простите, зелёный, а что бы вы
стали делать,если бы вы были рыжей коровой?»
— Не знаю, но мне почему-то не очень хочется быть рыжей коровой.
— А всё-таки?
— Я всё равно бы перекрасился из рыжего в зелёный.
— Ну, а затем?
— Затем я отпилил бы рожки.
— А зачем?
— Чтобы не бодаться.
— Ну, а потом?
— Потом я подпилил бы ножки…Чтобы не лягаться.
— Ну, а потом, потом?
— Потом бы я сказал: «Посмотрите,ну какая я корова? Я просто маленький
зелёные лягушонок.

МУРАВЬИШКИН КОРАБЛЬ.

Жил на свете муравьишка. Весь день ходил и искал что-то. То пушинку
от одуванчика найдёт, то листок кленовый, на гусиную лапку похожий,
и ещё чего-то ищет…
Но вот однажды нашёл муравей золотую скорлупку. Лежала она на траве
среди зелени и светилась, светилась, точно маленькая золотая корона.
Долго, долго муравей думал, что с ней делать,так и сяк вертел.
Наконец решил: покачу к моему другу лягушонку, спрошу. А лягушонок
был известный в лесу шутник и мудрец. Он посмотрел на скорлупку,
на голову примерил и наконец сказал:
-Да, для макушки маловата, но быть может…
Он пустил скорлупку в речку.
-Ква,ква,конечно. Это же муравьишкин корабль. Садись и скорее в
путь.
Дальние страны и прекрасные острова ждут тебя.
— А как же плыть? – вздохнул муравьишка. – Говорят, каждому кораблю
нужен парус?
— Да, — кивнул лягушонок. -Есть прекрасные паруса из шёлка и бархата.
— Где я возьму такие, — покачал головой муравей. – Ни шёлк, ни бархат
в лесу не растут.
— А маковые лепестки? – улыбнулся лягушонок. –Это же самый лучший
бархат, ибо он живой.
Забрался муравьишка на корабль, а лягушонок протянул ему маковый
парус. Подул ветер, и поплыл корабль в далёкие края. Тихие волны
плескались за бортом, и только синяя вода кругом. И вдруг…красивый
остров. На острове – пристань, и видимо- невидимо всякого народа
муравья встречают. Кто в трубы трубит, кто в барабан бьёт, а кто
просто танцует.
«Наверное, — подумал муравей, — встречают того, кто на настоящем
корабле с настоящими парусами».
Сошёл и спрашивает:
-Кого это вы встречаете?
-Да тебя, — отвечает какой-то жук.
— Почему? – удивился муравей. – Мой корабля маленький. Да и парус
у меня не настоящий.
— Твой парус прекрасен, — вздохнул жук.
— Может быть, — сказал муравей, — но я вам не верю.
— Твой парус прекрасен, — повторил жук. Твой парус живой.
Он пахнет лесом, мёдом и первой серебряной росой.
— Значит, и я нашёл наконец то, что искал, — сказал муравей.
— Конечно, — ответил жук. – Ты нашёл то, чего ждало твоё сердце.

ЛОСЁНОК.

В лесу было тихо, и только лосёнок смеялся.
— Тише ты, — сказал ему медведь. – Сейчас случится чудо.
— Какое чудо? – удивился лосёнок.
А медведь показал ему на дерево. Весь день лосёнок смотрел, а вечером
вдруг увидел: на сером дереве – зелёный лист. Первый лист. И понял
он тогда, почему в лесу тихо… Все ждут рождения первого листа. Это
и есть чудо леса…

МАЛЕНЬКИЙ ТИГР

Полосатый тигр был красив, но сердит, очень- очень. Встретит поросёнка, заворчит.
Встретит медвежонка, зарычит.
Но как – то сердитый тигр, встретил маленького котёнка. И хотел
он уже зарычать, но взглянул на его усы и понял: да это же маленький
тигр!

И сказал тогда большой тигр:
— Давай жить вместе.
И стали они жить вместе. Вечером большой тигр укладывал маленького
спать и мурлыкал ему песенки. А маленький тигр учил большого быть
всегда добрым. Если большой тигр поднимал на кого – то лапу, маленький
говорил:
— Не надо, он мне очень нравится.
И тигр только улыбался.
И так они жили. Но однажды пошли они гулять и встретили лохматого
щенка.
Маленький тигр рассердился, заворчал, поднял лапу…Но тут его неожиданно
остановил большой тигр и сказал тихо:
— Не надо, он мне нравится. Он такой же пушистый и маленький, как
ты.
— Вот так сердитый тигр стал добрым.
На том и кончается сказка. Теперь они уже живут втроём – тигр, котёнок
и щенок – и учат друг друга быть всегда добрыми.
Это ведь не так просто: быть всегда добрым, сам знаю.

                           
МИШКИНА  ТРУБА

В одном лесу жила семья музыкальных медведей.
Папа-медведь играл на гармошке.
Мама била в барабан.
И лишь маленький Мишутка ни на чём не играл. Сидел грустный.
 «Пора бы, — сказал  однажды папа, — и ему взяться за
дело». И Мишутке купили трубу, похожую на серебряную раковину.
— Вот тебе и подарок, — улыбнулся медведь – папа. – Очень бы
хотелось, чтобы ты научился дудеть. Представляешь, на полянку выйду
я, мама и ты. Это же целый оркестр получится. Вот рады будут звери.
Зайчишки, наверное, станут прыгать до неба.
— А я не хочу играть, — ответил вдруг Мишутка.
— Это почему? – удивился папа. – Быть лесным музыкантом весьма
почётно.
— Может быть, — вздохнул Мишутка. – Но разве играть на таком инструменте
можно? Это большая раковина. А в ней живёт серебряная улитка.
Сколько не сердился папа, Мишутка твердил своё.
И каждое утро медвежонок подходил к трубе и говорил:
—         Здравствуй, серебряная
улитка! Ты не бойся, нет, нет. Я не выдую тебя из своего домика.
  Все смеялись над Мишуткой, а он даже приносил цветы улитке.
И его серебряная труба, поэтому всегда пахла цветами.
—         Но как же иначе?
– говорил медвежонок. – Серебряная улитка боится меня и не выходит.
Так пусть садик будет у неё возле дома.
Отчаялся папа – медведь, отчаялась мама. Как быть с добрым, но глупым
Мишуткой?
Наконец папа произнёс:
—         По-моему, я что-то
придумал. Надо положить в трубу записку.
А на другое утро Мишутка получил такое письмо:
«Дорогой Мишутка! Я покидаю свой домик и ухожу к далёкому морю.
Можешь спокойно теперь учится музыке. Спасибо за цветы».
—         Теперь я, конечно,
согласен, где ноты? – сказал медвежонок.
И вскоре, в ближайший праздник, Мишутка вышел на полянку.
—         Медвежий весёлый
вальс, — объявил папа.
Но медвежонок заиграл совсем не весёлое, а даже что-то печальное.
—         Что с тобой, что
с твоей трубой? – удивились зайцы.
—         А я и сам не знаю,
— покачал головой медвежонок. – Надо подумать.
И думал он до самого вечера. А потом сказал зайчатам:
—         В этой серебряной
поющей раковине когда-то жила серебряная улитка. Сейчас она ушла.
Но ведь когда ты покидаешь свой дом, там остаётся твоё сердце. Сердце
улитки грустит в моей трубе.
Вот и вся сказка.
А может быть, и не сказка.
Лично я верю: у всякого инструмента есть своё доброе сердце.
Иначе почему нас так трогает музыка?