Galina Kovalenko | Books Page



Пpедыдущая глава
Содеpжание
Следующая глава



Глава 14 — Гениев не
может быть слишком много







Когда в мире рождается истинный гений,
вы можете безошибочно отличить его по следующему признаку
— все болваны объединяются против него.


Джонатан Свифт

О гениях, как и о матерях, сложено бесчисленное количество мифов,
Эти мифы были бы безумно смешны, если бы не содержали самую гнусную
клевету. Я думаю, что ни один из этих мифов не был придуман самими
гениями; напротив, они были изобретены весьма недалекими людьми,
и в этом состоит одно из объяснений их происхождения.

Одним из таких мифов является следующий: «У гениев,
именно потому, что они гении, возникает колоссальное количество
проблем». Но попробуйте мысленно обозреть свой жизненный опыт
и попытаться ответить на вопрос: «У кого больше проблем — у гениев
или людей заурядных?»

Поскольку мы сталкивались и с теми, и с другими, то попытаемся
разобраться в этом, основываясь на собственном опыте. Когда в
нашем Институте появлялись гении, я был просто счастлив иметь
с ними дело. А какие они внимательные и прекрасные слушатели!
Они испытывают огромный интерес ко всему на свете. Естественно,
что среди обычных людей друзей у меня гораздо больше. Общение
с ними также доставляло мне большое удовольствие, но уже по другим
причинам — в их обществе я чувствовал себя спокойно и непринужденно.
Удобно развалившись в кресле я спрашивал, «Как ты думаешь, будет
ли сегодня дождь?» После некоторого размышления кто-то из них
высказывал свою точку зрения: «Да, я думаю будет». После чего
все тяжело вздыхали. Но тут в дело вступал еще один приятель:
«А мне кажется, не будет никакого дождя». Теперь уже вся компания
вздыхала с облегчением. Ну и так далее.

Кто-нибудь из читателей может сделать вывод, что мои друзья —
фермеры. Однако это совсем не так. Они обычные городские жители
и тем не менее единодушны в своем неприятии дождя.

Итак, по самым разным причинам, но мне нравится как общество
гениев, так и общество обычных людей. При этом интересно отметить,
что в обществе последних мне гораздо меньше хотелось рассказывать
о своих идеях, чем в обществе первых. Гении намного терпимее к
чужим идеям и точкам зрения, чем обычные люди. Кроме того, у них
гораздо меньше проблем и их не слишком волнует, будет дождь или
нет.

Второй миф о гениях утверждает, что они — очень раздражительные
и агрессивные люди, а всем известно, как это плохо — быть раздражительным
и агрессивным. При этом за последние десятилетия мы сами немало
обогатили фармацевтические компании, обильно поглощая успокоительные
таблетки. Нас раздражает противоречие между тем, каков наш мир,
и тем, каким он должен быть.

Мне кажется, дело состоит в неправильном употреблении в общем-то
неплохих слов — раздражение и агрессия. Чем зауряднее человек,
тем меньше раздражает его данное противоречие. В этом отношении
гениев можно смело назвать самыми раздражительными людьми. Именно
они активнее и «агрессивнее» других стремятся изменить наш мир
к лучшему. Можно даже сказать, что такого рода раздражительность
и агрессивность — это возможность измерить наш собственный потенциал.
Например, что раздражает моих заурядных друзей? Возможность дождя.
А раздраженность, как всякому известно, ведет к агрессии.

Мы можем определить, чего стоим, выяснив, что именно нас заботит.
Мы способны выявить гения, узнав о масштабе проблем, которые его
раздражают.

Если бы меня попросили составить список десяти величайших целителей
в истории, начав его с Христа и Магомета, то я непременно включил
бы туда и Д. Сэлка. Больше всего на свете его раздражала такая
болезнь, как детский паралич. Он просто не мог смириться с мыслью,
что маленькие дети умирают и мучаются от полиомиелита.

В 1940 г., когда в стране свирепствовал полиомиелит, я работал
физиотерапевтом. В те дни мы буквально метались по стране, выискивая
очаги этого заболевания. И меня тоже чрезвычайно раздражала и
нервировала эта проклятая болезнь. Я пытался снять раздражение
лечением больных детей, но это было малоэффективно. Раздражение,
которое испытывал Д.Сэлк, вызвало у него агрессию. А эта агрессия,
в свою очередь, привела к тому, что он задумал предотвратить полиомиелит.
Поскольку он был гением, то сумел добиться успеха. Сейчас полиомиелит
встречается так редко, что его смело можно отнести к полузабытой
болезни. И разве это не прекрасно? Разве не должны родители маленьких
детей буквально благословлять раздражение и агрессию Д.Сэлка?

А теперь снова обратимся к раздражению моих заурядных друзей,
которое было направлено против дождя. Раздражение вызывает агрессию,
но на что она может быть направлена? Что они должны делать в этом
случае? Они жалуются. Масштаб раздражающих нас проблем и то, к
чему это раздражение нас приводит, — вот причина славы одних и
полной безвестности других. Да, гении являются раздражительными
людьми, но мы должны благодарить Бога за то, что они именно таковы.

Теперь обратимся к третьему мифу, который уверяет,
что гении — беспомощные в быту и непрактичные люди. Но разве можно
представить себе гения, который был бы абсолютным неумехой и ничего
бы не достиг в своей жизни? Ведь это элементарное противоречие
в определении! Нельзя быть гением и ничего не добиться! В таком
случае данный человек просто не является гением.

Человек не может считаться умным (т.е. обладающим высокими интеллектуальными
способностями, быстро все схватывающим, глубокомысленным, оригинальным
и т.д.) и при этом ничего не уметь делать. И если тестирование
выявило в нем гения, значит, оно просто неверно. Гениальность
проявляется в том, что человек делает.

Леонардо известен как гений совсем не потому, что он успешно
прошел тестирование на IQ, а благодаря своим бессмертным творениям.
Да и что было бы, если бы какой-нибудь из гениев прошел тест на
IQ и при этом показал бы средние результаты? Мы перестали бы читать
Шекспира и слушать музыку Бетховена? Между прочим, Эдисона в школе
вообще считали тупицей.

Кстати, пример с Эдисоном достаточно интересен. Благодаря своей
матери он рано научился читать. Однако в школе он, как и многие
гении, особенно не блистал. Но не потому, что он был тупицей,
а потому что он был гением и ему там было просто скучно. Учитель
даже заявил, что из него не выйдет ничего путного. А Эдисон запатентовал
свыше тысячи изобретений! Нечто подобное было и с А.Эйнштейном.

Почти вес гении ненавидели школу, потому что им там было просто
нечего делать.

Некоторые матери задают такой вопрос: «Если я научу своего ребенка
читать, то не будет ли он скучать, когда пойдет в школу?» Ответить
на этот вопрос очень легко. Каким бы ни был ваш ребенок, но в
школе он обязательно заскучает. Все дети скучают в школах, и виновата
в этом сама школьная система образования, которая унижает детский
интеллект. Вопрос не в том, заскучают ли дети, вопрос в том, как
бороться с этой скукой.

Чем человек одареннее, тем больше он ненавидит скуку и тем успешнее
с ней справляется. Я думаю, что ответ на вопрос «Кому было бы
легче выжить на необитаемом острове — гению или дураку?»- достаточно
очевиден.

А что, если бы Эйнштейн или Эдисон не были так одарены, а потому
бы и меньше скучали в школе? Кому бы от этого было лучше — им
самим или нашему миру, который им стольким обязан?

Неужели вы сами пожелаете видеть своего ребенка настолько тупым,
что ему даже в школе скучно не будет? А сами-то вы помните, как
томительно долго тянулись ваши школьные уроки?

Одна замечательная австралийская мать, которая учила своих детей
читать, однажды показала мне своего младшего ребенка, которому
едва исполнился месяц. Я ткнул его пальцем в жлвот и спросил:
«Привет, малыш, ну как поживаешь?» И тут его мать, сердито сверкнув
глазами, сказала мне следующее; «О, не стоит разговаривать с ребенком.
Если он слишком рано научится говорить, то, когда пойдет в школу,
ему будет просто скучно». Вспоминая ее слова, я хихикал всю обратную
дорогу до Сиднея.

Это не детей надо менять, а школьную систему. Впрочем, если ваш
ребенок будет обладать высокоразвитым интеллектом, то это поможет
ему, как и всем гениям, стать «школонепробиваемым».

Одно очевидно: если трое из тридцати детей идут в первый класс
уже кое-что зная, умея читать и считать, то мы можем быть уверены
в том, что по крайней мере трое детей из этого класса будут кое-что
знать и будут уметь читать и писать, когда перейдут во второй.

Проблемы есть не у тех детей, кто умеет читать, а у тех, кто
не умеет этого делать. И не гении имеют проблемы, а вполне заурядные
люди. Чонси Гэй Суйте указывал, что «дети, как и гении, имеют
пытливый, непредубежденный и открытый для всего нового разум».

Рассмотрим теперь 4-й миф, который утверждает, что между гениальностью
и помешательством лежит очень тонкая грань. Разумно предположить,
что гениальность не гарантирует от психозов. Но тогда надо задаться
таким вопросом: «Разве гениальность каким-либо образом способствует
помешательству?»

Все наши наблюдения говорят об обратном, и гении, которых нам
довелось знать, были самыми здоровыми людьми. Кто может поверить
в то, что обладание высоким интеллектом может привести к желанию
убить президента Соединенных Штатов, Римского папу или шесть миллионов
людей, заключив их в концентрационные лагеря? Мы уже касались
проблемы помешательства, когда говорили о «злых гениях». Все это
не больше чем ошибка в определении.

Гарантирует ли одаренность вашего ребенка его счастливую жизнь?
Это во многом зависит от того, что мы понимаем под словом «счастье».
Если мы определяем его как «отсутствие несчастья», то нам известно
много счастливых людей, внимательно созерцающих стены нашего Института.
Впрочем, они гораздо известнее под именем идиотов. Поэтому такое
определение вряд ли подходит.

Подлинные гении — это самые любезные, внимательные, счастливые,
умелые и здоровые люди на свете, Именно благодаря этим признакам
мы и понимаем, что они гении.

Но может ли какой-нибудь нормальный человек быть счастливым,
читая газеты или смотря по телевизору последние известия? Пожалуй,
точнее будет определить счастье, как такое состояние, которое
возникает после успеха в борьбе хотя бы с одним злом из тех, о
которых сообщают в новостях.

Ну и в заключение этой главы поговорим еще об одной группе гениев,
более известных под именем «маленькие дети». И о них сложен миф,
согласно которому «малолетние гении — это омерзительные и злобные
создания».

В течение тридцати лет мы наблюдали этих «злодеев», некоторые
из них были здоровыми, другие имели какие-то мозговые травмы.
Но всех их объединяло одно: чем одареннее ребенок, тем более он
заботлив и любвеобилен. И тем меньше в его характере тех отвратительных
качеств, которые бесят нас в детях. У него просто нет необходимости
хныкать, капризничать, жаловаться или каким-либо другим образом
быть несносным. Самые одаренные дети оказываются самыми любопытными
и независимыми, они способны сами позаботиться о себе. Они больше
уверены в себе и у них сильно развито чувство собственного достоинства.
Они очень интересные люди, которые уважают других, но и к себе
требуют такого же уважения. Вот таким образом обстоит дело с маленькими
гениями. Быть гением прекрасно, и поэтому, сколько бы их ни было,
их всегда не хватает.





Пpедыдущая глава
Содеpжание
Следующая глава