Galina Kovalenko | Books Page

Семнадцатый месяц

День 4

Вечером я пытался воткнуть ложку в электрическую розетку,
но был застигнут папочкой.

— Нет! — закричал Он. — Что ты делаешь, глупый ребенок!
Нет, это просто невозможно!

Как Он был прав! Это действительно невозможно. По
одной простой причине: ложка туда не входит, у нее форма не та.

Ну ладно, постараюсь найти что-нибудь более подходящее.

0-17-2.jpg

День 5

Попытался воткнуть в розетку металлическую шариковую
ручку (кстати, это был Его любимый "Паркер"). Увы! Она тоже
не подошла. Но ничего, мы продолжим поиски.

0-17-3.jpg

День 6

Сегодня я прогуливался по кухне и вдруг заинтересовался
кошачьим проходом под дверью. Прелюбопытная вещь! Он подходит мне по росту
и, кроме того, снабжен дверкой, которая открывается вверх. Если как следует
оттянуть ее, а потом отпустить, она хлопает с очень приятным клацающим
звуком.

Однако вскоре у меня возникли трудности. Несколько
раз я поклацал дверкой туда-сюда, а потом решил выяснить: пройдет ли моя
голова в дырку.

0-17-4.jpg

Да, она прошла. Но дверца опустилась сверху и прижала
меня таким образом, что я не мог пошевелиться. Теперь я знаю, что такое
предчувствие гильотины. Головой я был в саду, а всем остальным — в кухне.
И вот что самое неприятное: кот, который как раз собирался войти, обнаружил
меня и сразу собразил, что перед ним неподвижная мишень. Я душераздирающе
заорал. Мерзкое животное уже сладострастно точило когти, но тут — как
раз вовремя — вошла Джагернаут и спасла меня. Через секунду было бы уже
поздно! Никогда и представить себе не мог, что так обрадуюсь появлению
любимой нянюшки.

День 7

Попытался воткнуть в розетку деревянные палочки для
бутербродов. В связи с этим у меня две новости — хорошая и плохая.

Хорошая: они подошли.

Плохая: ничего не случилось.

Будем продолжать изыскания.

0-17-5.jpg

День 8

По-прежнему очарован кошачьей дверцей. Играл с ней
с самого утра, пока не случилась еще одна небольшая неприятность. Я спокойно
сидел и прикидывал, как далеко можно просунуть голову, прежде чем дверца
опустится и прижмет меня, как вдруг кот, преследуемый соседским волкодавом,
одним бешеным прыжком взлетел на крыльцо и, как безумный, ворвался в дом.
В результате чего дверца, распахнувшись, хлопнула меня по подбородку,
я опрокинулся на спину, а кот грузно приземлился прямо мне на грудь.

И этот усатый монстр еще имел наглость победно ухмыльнуться!

Но ничего, я буду отомщен.

День 9

Не стал откладывать месть в долгий ящик. Это оказалось
совсем нетрудно. Для начала я удостоверился, что кота нет дома, а потом
придвинул к его ходу пятикилограммовую коробку стирального порошка. Осталось
только подождать.

Если б вы знали, какое это наслаждение — сидеть и
слушать, как кот, преследуемый волкодавом, с бешеной скоростью взлетает
на крыльцо и с полного разгона врезается мордой в свою запертую дверь.

0-17-6.jpg

День 10

Вечером Он принес новую видеокассету — фильм под названием
"Рука, качающая колыбель"*.

(*) Пспхологическпй триллер про сумасшедшую няню,
преследующую семью.

"Звучит заманчиво", — подумал я, и поэтому
примерно через час после того, как меня уложили спать, я бешеным криком
вызвал их в детскую и мастерски изобразил мучительное прорезывание зубов.

У них уже не было сил, чтобы сидеть и дожидаться,
пока ребенок заснет, поэтому они взяли меня с собой вниз, в гостиную.

Я почти сразу перестал орать, но, к моему великому
удовольствию, тащить меня обратно наверх у них тем более не было сил.
Вот почему я посмотрел большую часть "Руки, качающей колыбель".
Очень интересный фильм.

День 11

Сегодня утром произошел крайне неприятный инцидент.
Я быстро ковылял вдогонку за котом (думал проверить, что случится, если
засунуть кошачий хвост в розетку) и нарвался прямиком на угол обеденного
стола. Никогда не мог понять, почему столы делают высотой точно по лоб
начинающего ходить ребенка! Шишка величиной с куриное яйцо немедленно
вздулась прямо над правой бровью.

Нечего и говорить, орал я как резаный и даже удостоился
драгоценного внимания Джаггернаут — как всегда небрежно она погладила
меня по головке и буркнула: "Кто это у нас такой глупый мальчик?"
Ну разве можно это назвать поддержкой в трудную минуту?

Да… Если бы мамочка была дома, я бы немедленно отправился
в травмопункт со всеми вытекающими последствиями: рентген, долгая полная
волнений ночь в больнице, скорбные родители не смыкают глаз у постели
бедного ребенка…

0-17-7.jpg

К мамочкиному возвращению с работы я выглядел так,
как будто провел пятнадцать раундов с чемпионом мира по боксу. Но Она
не сильно разволновалась. С момента столкновения со столом прошло уже
пять часов, и я довольно резво бегал по дому. Должно быть, это и притупило
Ее обостренную материнскую интуицию.

— Что случилось? — спросила Она.

— Ах это! — отмахнулась Джаггернаут. — Он гонялся
за котом и налетел на угол стола.

— Понятно.

Казалось, ответ удовлетворил мамочку. Но я успел заметить
нечто новое в выражении Ее глаз. Новое и многообещающее. На одну секунду
в них мелькнула искра сомнения, можно даже сказать — подозрения, и я сразу
понял, что в будущем смогу извлечь из этого некоторую пользу.

Да, "Рука, качающая колыбель" — действительно
хороший фильм.

0-17-8.jpg

День 14

Сегодня утром я целенаправленно врезался лбом в угол
папиного письменного стола и заполучил шикарную шишку над левой бровью.

Весь день я представлял себе, каким долгим, укоризненным
взглядом буду глядеть на Джаггернаут, когда она станет объяснять мамочке,
что случилось. Я постараюсь сыграть на мамочкином болезненном страхе за
родное дитя и внушить Ей мысль, что небезопасно оставлять драгоценного
отпрыска в обществе няньки-монстра. И спустя неделю Джаггернаут придется
навсегда покинуть наш дом. Ну и конечно, тогда мамочка бросит проклятую
работу и вернется к своей прямой обязанности — посвящать каждую секунду
заботам обо мне и удовлетворению малейших моих нужд.

Сперва все шло согласно плану. Вернувшись с работы,
мамочка подхватила меня на руки и сразу же обнаружила новое ранение.

— Господи, да ты как будто на войне побывал, — сказала
Она и повернулась к Джаггернаут: — Что случилось на этот раз?

— Да ничего страшного, просто стукнулся лбом о стол
вашего супружника, — по обыкновению, отмахнулась Джаггернаут.

Мой взгляд в эту минуту заслуживал "Оскара".
Нет, правда, он мне чрезвычайно удался — укоризненный, удивленный, полный
боли и откровенного, неприкрытого страха.

Но можете себе представить? Мамочка даже не посмотрела
в мою сторону. Она опустила меня на пол и легкомысленно прощебетала:

— Ну ничего, скоро мы научимся не натыкаться на столы,
да, зайчик? — После чего у Нее хватило наглости заявить: — Правда, глупенький
ты ребенок?

И Она отправилась прямиком в кухню, объявив, что "изнывает
от жажды".

Что происходит? Неужели я начинаю терять квалификацию?

День 16

Воскресенье. Наконец я нашел предмет, подходящий для
запихивания в розетку. Вчера на ужин родители жарили шашлыки и не успели
убрать из сушилки тоненькие металлические шампуры. Пока они гонялись по
саду за котом, чтобы нацепить на него ошейник от блох, я пробрался на
кухню, подтащил к раковине стул, взобрался на него и стащил один шампур.

Потом бросился в гостиную — к своей любимой розетке.

Какое разочарование ждало меня! Если б вы знали, что
Он придумал! Он приделал к розетке пластмассовую крышку. И не только к
одной розетке, а ко всем в доме, что я и обнаружил постепенно.

Да. Порой мне кажется, что родители существуют только
затем, чтобы лишать детей невинных удовольствий и безобидных развлечений.

0-17-9.jpg

День 22

В нашем доме существует нечто вроде уровня высоты,
и этот уровень медленно, но верно поднимается вверх. До моего рождения,
то есть пока меня не было (конечно, такое трудно себе представить — вокруг
чего бы тогда вертелся этот мир?), и еще некоторое время после родители
размещали кое-какие вещи непосредственно на полу — например, вазоны с
цветами, книги, лазерный плейер и прочие предметы обихода. Я это помню,
хотя и был совсем маленький.

Потом я начал ползать… После нескольких разбитых
вазонов, разодранных в клочья книжек и щедро пропитанного липким сиропом
плейера родительские пожитки стали перемещаться наверх, так, чтобы ребенок,
стоя на четвереньках, не мог до них дотянуться.

0-17-10.jpg

Но вскоре я научился хвататься за край и подтягиваться
и таким образом покорил новые высоты разрушительной деятельности. Вазы
падали со столов, безделушки и стаканы — с полок буфета. Кроме того, я
открыл потрясающий закон физики… Да вы, наверное, его знаете: если вцепиться
в скатерть и повиснуть на ней всем телом, все, что стоит на столе, неминуемо
грохнется на пол.

И поэтому планка снова поднялась. Бьющиеся предметы
переехали чуть ли не под потолок.

Теперь я умею ходить — ну хорошо, не совсем ходить,
а переваливаться, ковылять и спотыкаться, — но все же коэффициент моих
вредных действий стал еще выше. К счастью, родители пока этого не заметили.

Но я не хочу торопить события и срываться в новый
разрушительный загул. Нет, я задумал нечто совершенно особенное.

День 24

Ее коллекция фарфоровых кошечек… Там, в гостиной.
Вот о чем я мечтаю целую вечность. Как выяснилось, первую кошечку Ей подарили
в пять лет, и с тех пор друзья и знакомые, у которых ни на что другое
просто не хватало воображения, дарили Ей новых и новых фарфоровых пусиков
— на дни рождения, на Рождество и прочие праздники. Так что кошек набралось
уже штук двадцать.

Этих кошек родители не перемещали вверх, как другие
бьющиеся предметы. О нет, они, как самое драгоценное достояние, всегда
занимали одно и то же почетное место — на специально отведенной полке
и вне моей досягаемости. Но теперь, когда я могу ходить…

0-17-11.jpg

День 26

Утром, пока Джаггернаут, чертыхаясь, боролась со стиральной
машиной (наверное, сыграли свою роль плоскогубцы, которые я запихнул в
центрифугу), я встал возле полки с коллекцией фарфоровых кошечек и прикинул,
хватит ли роста. Ну-ка, ну-ка… О да. На цыпочках вполне можно дотянуться.

Но не будем спешить, решил я. Дождемся момента, когда
произведенное впечатление будет максимально сильным, то есть когда Она
будет дома. И Он тоже. Не стану же я рассыпать бисер перед Джаггернаут.

0-17-12.jpg

День 30

Воскресенье — и подходящий момент наступил. Сегодня
у Нее день рождения.

По этому поводу родители решились на одно из самых
своих рискованных предприятий — пригласили на обед дедушек и бабушек с
обеих сторон одновременно. Предыдущий опыт не раз показывал, что эти мероприятия
обычно напоминают более-менее цивилизованный вариант трапез -ингисхана,
но, к сожалению, мои родители не умеют учиться на ошибках.

Обычно, чтобы разрядить обстановку, они стараются
переключить внимание старшего поколения на меня и мои новые достижения.
Сегодня Она предложила дедушкам и бабушкам такое развлечение: усадила
меня за общий стол на высокий табурет вместо обычного стульчика.

Надо сказать, это сошло не совсем успешно, потому
что я периодически соскальзывал на пол или падал лицом в тарелку.

Но для меня новое положение имело явные преимущества
— с этой табуретки я мог слезть, когда вздумается, в отличие от прежнего
высокого стульчика, конструкция которого, что совершенно очевидно, позаимствована
из средневековой камеры пыток.

Трапеза продолжалась, они ели и пили все больше и
больше, и, естественно, все реже и реже взглядывали в мою сторону. Когда
подошло время пить кофе, они и вовсе перестали меня замечать. Я тихонько
сполз с табуретки и отправился в гостиную.

Долгие расчеты и приготовления не пропали даром: все
произошло быстро и четко, как толчок землетрясения.

Я схватился за полку, подтянулся на одной руке, а
другой, словно косой, прошелся по рядам фарфоровых кошечек. Как нежно
и приятно они звенели, разлетаясь на мелкие осколки!

Ну и конечно, сейчас же в панике вбежали взрослые.
Мамочка немедленно разрыдалась, бормоча сквозь слезы, что я разбил Ее
самое любимое, самое драгоценное сокровище…

Тогда Его мамаша сказала, что это всего лишь дурацкие
глиняные кошки и совершенно ни к чему устраивать из-за них такой переполох.
Ее же мамаша взвилась: это фарфоровые кошечки, а вовсе не глиняные, и
тот, кто не может отличить глину от фарфора, явно страдает отсутствием
вкуса, впрочем, для нее это не новость, она давно знала, что Его семья…

Таким образом, давние семейные разногласия вспыхнули
настоящим пожаром, и праздничный обед кончился плачевно — обе пары дедушек
и бабушек вылетели из дома в состоянии белого каления, а мамочка и папочка
яростно ругались весь оставшийся день и добрую половину ночи.

Ну что тут можно сказать? Если я хочу произвести впечатление,
я действительно его произвожу.

0-17-13.jpg

восемнадцатый месяц