Galina Kovalenko | Books Page

    Гимнастика до рождения

Ну какое, например, может иметь значение, много ли шевелится малыш
у мамы до рождения или мало? Мы тоже не придавали значения этой «детали»
и просто удивлялись, почему это наши ребята, еще не родившись, толкаются
так сильно и так часто. Думали: такие уж они у нас сами шустрые. А то,
что семья большая, что надо и приготовить, и обшить, и обстирать, что
работы у матери дома невпроворот — одни полы держать в чистоте чего
стоит, — тут мы никакой связи не предполагали.

А связь, оказывается, не только тесная, но и прямая. Если мать постоянно
занимается физической работой, много и энергично двигается, то у нее
снижается насыщенность крови кислородом. Она, естественно, начинает
усиленно дышать, а сердце ее чаще биться. А что делать ребенку, ведь
и он ощущает нехватку кислорода! Тогда он начинает «брыкаться», шевелиться,
его сердечко бьется чаще, и это сразу увеличивает количество крови,
которое поступает к нему от матери. И кислорода добыто сколько ему требуется.

Точно такая же картина получается, если в крови матери снизится содержание
питательных веществ (это когда мать хочет есть). Ребеночек и тут начинает
двигаться и тем самым «добывает себе хлеб насущный». Исследователями
было подсчитано, что — подумать только! — через 1,5-2 часа после обеда
он делает только 4 шевеления в час, а если мать не ела 10 часов, то
50-90. Разница громадная — в 20-30 раз! И при этом, как при всякой
тренировке, происходит развитие, совершенствование и укрепление
его мышц, сердца и всего организма.

Оказывается, советовать женщине, ожидающей ребенка. «есть за двоих»
и почаще отдыхать — значит оказывать ей медвежью услугу. При избытке
еды и малоподвижном образе жизни матери младенец слабо шевелится и,
значит, «не тренируется». И родится на свет физиологически незрелым.

По данным лаборатории профессора И. А. Аршавского, количество физиологически
незрелых новорожденных растет из года в год. Мы избежали этой опасности
случайно (если и не полностью, то, во всяком случае, значительно) —
жили в доме без всяких коммунальных удобств и домашним хозяйством занимались
сами, маме приходилось волей-неволей много двигаться. Заодно «тренировались»
и малыши еще задолго до рождения.

    Без специальных занятий

Но вот новорожденный уже дома. Когда же и как начинать его физическое
развитие, если к нему и прикоснуться-то страшно в первые дни? О том,
что младенец намного крепче, чем это принято считать, мы узнавали постепенно.
Оказалось, что немалую роль в развитии мышц играет… легкая одежда.
Шутка ли, пока малыш не спит, он голенький или в одной распашонке. Ему
прохладно, и, чтобы больше вырабатывалось тепла, у него сильно напружинены
все мышцы. Врачи называют это «гипертонией мышц новорожденных». А стоит
завернуть его теплее, как этот тонус сразу снижается, мышцы расслабляются.
Значит, в первый же месяц благодаря прохладе тренируется и мускулатура.

Но с первых же дней мы начинали заниматься и физкультурой. И первым
«тренером» у нас в семье всегда становилась мама. Это и понятно. Никто
с малышом так много не возится и так тонко его не чувствует, как мать,
И поэтому она точнее всех может определить и его возможности, и его
желания. Но я с самого начала старался помогать ей во всем и постепенно
брал на себя все больше и больше «тренерских обязанностей». Я был не
только тренером, но придумывал и делал спортивные сооружения в доме
и во дворе, судил семейные соревнования и сам в них участвовал, а иногда
даже превращался — для самых маленьких! — в «спортснаряд» и целый
«спорткомплекс». Я же вел подробнейшие таблицы результатов физического
развития наших детей с самого рождения и записывал в дневниках все их
достижения. каждый шаг вперед.

Короче говоря, у нас в семье физическое воспитание в основном моя
забота. Но мы поддерживаем друг друга и радуемся открытиям и находкам
каждого.

Однажды мама, например, заметила, что если с малышом энергичнее обращаться,
то он как бы в ответ при этом напружинивается, напрягая мышцы. И наоборот,
если перекладывать его с руки на руку или перевертывать очень мягко,
нерешительно, его тельце остается расслабленным и вялым. Глядя на маму,
и я смелее стал браться за младенца и чувствовал, как с каждым днем
крепнет малыш — ведь брать его и переворачивать приходится десятки
раз за день, никакая специальная зарядка не сравнится с этим упражнением
по продолжительности и частоте, по напряжению всех групп мышц. И специального
времени на занятия отводить не надо. Нужно только проследить, чтобы
энергичное обращение не превратилось в грубоватое, резкое, неприятное
для малыша и окружающих.

Еще не зная о существовании многих врожденных двигательных рефлексов,
мы заметили, что младенец в некоторые моменты (особенно перед кормлением)
крепко хватается за пальцы взрослого. И это буквально с первых дней
и недель жизни. Затем, к своему удивлению, мы обнаружили, что он с самого
начала может даже висеть, ухватившись за пальцы папы или мамы.

Начинали мы с того, что просовывали в сжатые кулачки новорожденного
по пальцу и тянули его к себе, пока он не сядет. Посадим, а потом положим,
посадим и снова положим. Это не доставляло неприятностей малышу, хотя
он еще плохо держал головку и она у него отклонялась назад. А мы, радуясь
за него, становились смелее. Месяцам к двум малыш уже вставал, держась
за наши пальцы, при этом — очень важный момент — мы хорошо чувствовали,
насколько он крепко держится. Обычно рекомендуют давать ребенку колечки
и тянуть за них, чтобы малыш крепче хватался, но кольца, мне кажется,
небезопасны: не чувствуешь ведь, насколько прочно держится за них ребенок.
А пальцы сразу ощущают это, и, как только ручки ребенка начинали слабеть
(через 5-10 секунд, а потом и больше), можно сразу осторожно положить
младенца. Так легко определить возможности ребенка, и дать ему оптимальную
нагрузку каждый раз, когда он берется за пальцы взрослого.

Так же случайно мы обнаружили, что если положить малыша головкой себе
на плечо и одной рукой держать его у груди, а другую подставить ему
под пяточки, то он моментально упрется ножками в ладонь. Оказывается,
это срабатывал «опорный рефлекс», и малыш выпрямлял и напрягал ножки
настолько, что держал на них уже весь свой вес. Мы тогда еще не отдавали
себе отчета в том, что, действуя так, развиваем у младенца природные
рефлексы, превращая каждое прикосновение к нему в непрерывную и действенную
гимнастику.

    Ну-ка прыг из кроватки!

С трех месяцев, когда малыш уже стал сам крепко хвататься за пальцы
взрослых и уверенно висеть на них (Ваня, например, однажды перед «обедом»
провисел… 43 секунды), я ввел в обиход еще одно «упражнение»: перестал
брать из кроватки малыша под мышки, а вместо этого протягивал ему руки
так, чтобы малышу удобно было ухватиться за большие пальцы. Это было
сигналом: «Берись покрепче!» Малыш хватался двумя ручонками сразу, и
я вынимал его из кроватки. Для подстраховки я иногда охватывал остальными
четырьмя пальцами ручку малыша. Получалась «двойная прочность» хвата.

Л. А.: Хочу заметить, что я таким «цирковым способом» (по определению
бабушки) пользовалась очень редко, предпочитая брать малыша, как обычно,
под мышки. Почему? Мне казался этот способ грубоватым для женщины, несвойственным
ей. Зато я радовалась тому, что и отцу и малышке эти «трюки» доставляют
сплошное удовольствие и обоим приносят несомненную пользу. Отец проявлял
все больше интереса к младенцу и находил свои язык общения с малышом.
А младенцу этот «мужской» язык тоже был необходим для предотвращения
изнеженности и несмелости, этих неизбежных последствий нашего женского,
в основном все-таки оберегающего воспитания. Осознали мы все
это не сразу, конечно, но интуитивно чувствовали, что такое разное отношение
к малышу ему не повредит, и не мешали друг другу делать так, как каждому
было приятнее. Правда, бывало, что я относилась к очередному отцовскому
«изобретению» скептически (не чересчур ли?), или он подтрунивал над
моими «маменькиными нежностями», но до конфликта дело не доходило: мы
же видели, что малышу и с папой и с мамой хорошо. А это было для нас
главным.

Б. П.: После того как был освоен необычный способ вынимания из кроватки,
я придумал новый: протягивал теперь малышу только одну руку (чаще левую)
и давал ему указательный палец и мизинец, а остальные пригибал к ладони.
При этом вторая рука могла подстраховывать ребенка. Это «упражнение»
со временем превратилось в настоящий «цирковой номер». Малыш сначала
становился на ножки в кроватке, а потом, чуть присев, подпрыгивал вверх.
Его ножки и моя рука действовали синхронно, наши усилия сливались, превращаясь
в легкий стремительный взлет. Казалось, что крошка ребенок сам выпрыгивает
из кроватки ко мне на руки. Это впечатление легкости прыжка и дало бабушке
повод назвать его «цирковым». Он у нас очень прижился, и малыши с удовольствием
пользовались им до пяти-шестилетнего возраста — я только так и брал
их к себе на руки.

А теперь подсчитайте, сколько раз за день приходится вынимать из кроватки
трех-пятимесячного ребенка и возвращать его назад? Десять-пятнадцать-двадцать
раз! Обычно эта «работа» только для взрослого, а у нас получалась опять-таки
эффективная тренировка младенца: ведь он и напрягался весь, развивая
мышцы не только рук, но и спины, и живота, и груди.

Малышу очень нравится такой способ обращения, его руки быстро крепнут,
но вот «беда» — он все чаще просит дать ему пальцы, ему так хочется
снова и снова схватиться за них, посидеть, постоять — это так интересно,
так бы, кажется, и прыгал целый день. Но… как быть нам, взрослым?
И я придумал себе замену: прикрепил деревянную палочку в кроватке так,
чтобы малыш, лежа, мог до нее дотянуться. Так в три месяца наша дочурка
получила в подарок «турничок» — первый спортивный снаряд, предназначенный
специально для нее. Такую же деревянную перекладинку я сделал ей и в
коляску. Сначала мы немного помогали малышке нащупать палочку, подставляли
ладонь к ножкам, чтобы она могла упереться, помогали сесть и встать.
Зато после этого сидеть и стоять она могла сколько хотела. Особое удовольствие
доставляло ей (а потом и всем остальным ребятишкам) придуманное ею упражнение
стоя, дергать палочку так, что коляска начинала «ходить ходуном». Сколько
радости это доставляло малышу! Но сколько же было кругом различных страхов
и волнений? «Ну где это видано — трехмесячному стоять, да еще так раскачиваться,
ведь ножки-то слабые — искривятся» — так говорили многие, не замечая,
что ножкам помогают и ручки, и спинка ребенка, что его вес распределяется
на все мышцы тела. А это оказалось не только не страшным, но,
наоборот, способствовало правильному развитию скелетно-мышечной системы.
У всех наших детей руки и ноги рано становились не только крепкими,
сильными, но и прямыми, стройными