Я-мама!!!

Кесарили меня экстренно, и психологически к кесареву я была АБСОЛЮТНО
не готова.
Беременность протекала нормально, и меня готовили к наиболее естественным
родам, то есть даже без анестезии. Однако произошел полный облом.
Все началось с того, что на дородовом, куда меня положили накануне
(было небольшое раскрытие и схватки раз в 15 минут, врач домой уже
не пустила), у соседки по палате в 3 часа ночи начался эпилептический
припадок. Несмотря на мои крепкие нервы, я здорово перепугалась,
да и бег с пузом до поста медсестры тоже чего-то стоит. В общем,
ее увезли в реанимацию, а у меня начались схватки. К утру стало
довольно паршиво, схватки были через 4-5 минут, и о-о-очень ощутимые,
но в тот момент мне казалось, что я все преувеличиваю и вообще к
врачу идти не надо. Потом все же поняла, что у моей знакомой, с
которой у меня договоренность, через полчаса заканчивается дежурство,
и если она уедет домой и ляжет спать, то вытащить ее будет значительно
сложнее. Я оделась и на полусогнутых поползла через этаж на родильное
отделение, по дороге приваливаясь на перила. Поймала ее в тот момент,
когда она уже собиралась сама идти ко мне наверх. Поставили монитор,
она посмотрела схватки и стала ругаться. почему я ее раньше не позвала,
ведь я конкретно рожаю. Я полезла на кресло, чтобы посмотреть раскрытие,
и тут почуствовала, что внути что-то чпокнуло и по ногам потекло
— отшли воды. Вот тут я уже поняла — точно рожаю. Стало как-то радостно
и страшновато одновременно. А раскрытие, увы, при этих схватках
все еще было 2 см . И с 9 утра до 4 дня я нахаживала по совей родилке,
периодически падая на спинку кровати и ожидая приезда мужа (мы договорились
на 6, раньше он не могу убежать с переговоров). Мой врач и бригада
развлекали меня как могли. В 4 часа стало ясно, что схватки идут
через 1,5 -2 минуты и ТАКИЕ… а раскрытие — 2 пальца. Врач подумала
и предложила эпидуралку, чтобы я могла хотя бы немного отдохнуть.
После 13 часов боли отказаться было выше моих сил. Эпидуралку сделали
классно! Анестезиолог — молодой мальчик, моложе меня, но руки золотые.
Поставили шведский катетер с Ультракаином. После этого я уже смогла
что-то соображать и вообще почувствовала себя человеком, а не комком
боли. Кроме этого, поставили капельницу с физраствором — я уже сутки
ничего не ела. В 6 пришел муж, я посмотрела на его испуганное лицо
и поняла, что лучше ему здесь не быть Попросила пока посидеть в
холле. В 8 часов схватки уже шли через 1 минуту по минуте, а раскрытие
застопорилось. Все настроились на долгое ожидание, но вдруг на мониторе
четко стало видно, что у ребенка резко ускорился сердечный ритм
— 190-200 ударов. Вот в этот момент мне стало очень страшно…

К сожалению, тахикардия не проходила, и после недолгого совещания
с зав. отделением и неонатологом моя врач сказала, что похоже придется
делать экстренное кесарево по мед. показаниям, и спросила моего
согласия. Честно говоря, я уже была готова отдать свою руку или
ногу, только чтобы с ребенком все было в порядке. Меня повезли в
оперблок, быстро подготовили к кесареву, прибавили анестезии — и
приступили. Ребенка достали через 3 минуты после того, как был сделан
разрез. Было не больно, но немного неприятно, когда надавили на
живот выше того места, где была анестезия. Оказалось, это было сделано
из-за того, что он все ноги обкрутил пуповиной. Он сразу же закричал
и мне его показали. Я очень насмешила врачей, спросив: «А это правда
мой?». Сейчас не понимаю, как могла сказать такую глупость. А потом
у меня началось кровотечение, голова «поплыла»… Крутились дурацкие
мысли типа «как жалко вот так умирать, когда он уже родился». В
общем, моя плохая свертываемость крови меня подвела. Потеряла 800
мл крови, но врачи засуетились и за 20 минут меня зашили. Наружный
шов сделали на титановых скобках, длиной 12 см, 10 скобок. Потом
меня перевезли обратно в родилку, там уже были Павлик, муж и моя
мама. Павлушку приложили к груди, он присосался как пиявка, муж
сидел рядом, держал меня за руку. В общем, наверно, это было одно
из самых трогательных и запоминающихся мгновений в моей жизни. А
потом мне вдруг дико захотелось спать, и я честно об этом сказала.
Меня отвезли в реанимацию, прибавили анестезии, и до 9 утра следующего
дня я спала. Утром поставили капельницу с «Метрогилом», сняли эпидуралку,
сделали анальгин и перевели в послеродовое, я уже сама могла идти.
Ребенка дали на весь день, потом на ночь уговорили отдатть в детское,
а на следующее утро в 6 утра принесли и больше мы уже не расставались.
От уколов анальгина я отказалась, а вот окситоцин все-таки заставили
делать, что было крайне неприятно. Больше никаких лекарств, кроме
активированного угля, я не принимала. Клизму тоже не делали. Первый
день я пила только минералку с лимоном, второй и третий — воду и
куриный бульон, дальше понемногу стала есть белое куриное мясо и
сыр. Выписались мы на 7-й день, и на следующий день я уже бодро
ездила в магазин покупать коляску и кое-какую детскую мелочевку.
Молоко пришло на 4 день, и пока что мы полностью на грудном. Не
могу сказать что его много, но достаточно, а это главное.
Что еще? Бандаж не носила, мне в нем было неудобно. Купила колготки
с очень плотным верхом. Через 2 месяца начала понемногу качать пресс.
Сейчас живот немного заметен, но это уже жирок, который буду стрясать
после окончания кормежки. Шов мягкий, спаек не обнаружили. Правда,
он очень заметен, но это уж у меня такая кожа. Видимо, придется
делать пластику. Конечно, хорошо было бы родить самой. Но раз все
обошлось благополучно, то значит так и должно было быть. Пашку за
кесаренка пока еще ни один врач не опознал. Нам поставили 8/9 баллов
(из-за обвития и тахикардии). Из болячек — ПЭП (чуть повышенный
тонус ручек), небольшой дисбактериоз (вторичный, как нам пояснили,
т.е. не с рождения), легкий дерматит. Думаю, что это не результаты
кесарева. А вообще — здоровый, хорошо прибавляющий в весе, по возрасту
развитый ребенок. Очень спокойный, общительный. (Тьфу три раза!)
Если есть какие-нибудь вопросы, буду рада ответить подробно

Маша и Павлик (27.10.2000)

Я-мама!!!

Кесарили меня экстренно, и психологически к кесареву я была АБСОЛЮТНО
не готова.
6Беременность протекала нормально, и меня готовили к наиболее естественным
родам, то есть даже без анестезии. Однако произошел полный облом.
Все началось с того, что на дородовом, куда меня положили накануне
(было небольшое раскрытие и схватки раз в 15 минут, врач домой уже
не пустила), у соседки по палате в 3 часа ночи начался эпилептический
припадок. Несмотря на мои крепкие нервы, я здорово перепугалась,
да и бег с пузом до поста медсестры тоже чего-то стоит. В общем,
ее увезли в реанимацию, а у меня начались схватки. К утру стало
довольно паршиво, схватки были через 4-5 минут, и о-о-очень ощутимые,
но в тот момент мне казалось, что я все преувеличиваю и вообще к
врачу идти не надо. Потом все же поняла, что у моей знакомой, с
которой у меня договоренность, через полчаса заканчивается дежурство,
и если она уедет домой и ляжет спать, то вытащить ее будет значительно
сложнее. Я оделась и на полусогнутых поползла через этаж на родильное
отделение, по дороге приваливаясь на перила. Поймала ее в тот момент,
когда она уже собиралась сама идти ко мне наверх. Поставили монитор,
она посмотрела схватки и стала ругаться. почему я ее раньше не позвала,
ведь я конкретно рожаю. Я полезла на кресло, чтобы посмотреть раскрытие,
и тут почуствовала, что внути что-то чпокнуло и по ногам потекло
— отшли воды. Вот тут я уже поняла — точно рожаю. Стало как-то радостно
и страшновато одновременно. А раскрытие, увы, при этих схватках
все еще было 2 см . И с 9 утра до 4 дня я нахаживала по совей родилке,
периодически падая на спинку кровати и ожидая приезда мужа (мы договорились
на 6, раньше он не могу убежать с переговоров). Мой врач и бригада
развлекали меня как могли. В 4 часа стало ясно, что схватки идут
через 1,5 -2 минуты и ТАКИЕ… а раскрытие — 2 пальца Врач подумала
и предложила эпидуралку, чтобы я могла хотя бы немного отдохнуть.
После 13 часов боли отказаться было выше моих сил. Эпидуралку сделали
классно! Анестезиолог — молодой мальчик, моложе меня, но руки золотые.
Поставили шведский катетер с Ультракаином. После этого я уже смогла
что-то соображать и вообще почувствовала себя человеком, а не комком
боли. Кроме этого, поставили капельницу с физраствором — я уже сутки
ничего не ела. В 6 пришел муж, я посмотрела на его испуганное лицо
и поняла, что лучше ему здесь не быть Попросила пока посидеть в
холле. В 8 часов схватки уже шли через 1 минуту по минуте, а раскрытие
застопорилось. Все настроились на долгое ожидание, но вдруг на мониторе
четко стало видно, что у ребенка резко ускорился сердечный ритм
— 190-200 ударов. Вот в этот момент мне стало очень страшно…

К сожалению, тахикардия не проходила, и после недолгого совещания
с зав. отделением и неонатологом моя врач сказала, что похоже придется
делать экстренное кесарево по мед. показаниям, и спросила моего
согласия. Честно говоря, я уже была готова отдать свою руку или
ногу, только чтобы с ребенком все было в порядке. Меня повезли в
оперблок, быстро подготовили к кесареву, прибавили анестезии — и
приступили. Ребенка достали через 3 минуты после того, как был сделан
разрез. Было не больно, но немного неприятно, когда надавили на
живот выше того места, где была анестезия. Оказалось, это было сделано
из-за того, что он все ноги обкрутил пуповиной. Он сразу же закричал
и мне его показали. Я очень насмешила врачей, спросив: «А это правда
мой?». Сейчас не понимаю, как могла сказать такую глупость. А потом
у меня началось кровотечение, голова «поплыла»… Крутились дурацкие
мысли типа «как жалко вот так умирать, когда он уже родился». В
общем, моя плохая свертываемость крови меня подвела. Потеряла 800
мл крови, но врачи засуетились и за 20 минут меня зашили. Наружный
шов сделали на титановых скобках, длиной 12 см, 10 скобок. Потом
меня перевезли обратно в родилку, там уже были Павлик, муж и моя
мама. Павлушку приложили к груди, он присосался как пиявка, муж
сидел рядом, держал меня за руку. В общем, наверно, это было одно
из самых трогательных и запоминающихся мгновений в моей жизни. А
потом мне вдруг дико захотелось спать, и я честно об этом сказала.
Меня отвезли в реанимацию, прибавили анестезии, и до 9 утра следующего
дня я спала. Утром поставили капельницу с «Метрогилом», сняли эпидуралку,
сделали анальгин и перевели в послеродовое, я уже сама могла идти.
Ребенка дали на весь день, потом на ночь уговорили отдатть в детское,
а на следующее утро в 6 утра принесли и больше мы уже не расставались.
От уколов анальгина я отказалась, а вот окситоцин все-таки заставили
делать, что было крайне неприятно. Больше никаких лекарств, кроме
активированного угля, я не принимала. Клизму тоже не делали. Первый
день я пила только минералку с лимоном, второй и третий — воду и
куриный бульон, дальше понемногу стала есть белое куриное мясо и
сыр. Выписались мы на 7-й день, и на следующий день я уже бодро
ездила в магазин покупать коляску и кое-какую детскую мелочевку.
Молоко пришло на 4 день, и пока что мы полностью на грудном. Не
могу сказать что его много, но достаточно, а это главное.
Что еще? Бандаж не носила, мне в нем было неудобно. Купила колготки
с очень плотным верхом. Через 2 месяца начала понемногу качать пресс.
Сейчас живот немного заметен, но это уже жирок, который буду стрясать
после окончания кормежки. Шов мягкий, спаек не обнаружили. Правда,
он очень заметен, но это уж у меня такая кожа. Видимо, придется
делать пластику. Конечно, хорошо было бы родить самой. Но раз все
обошлось благополучно, то значит так и должно было быть. Пашку за
кесаренка пока еще ни один врач не опознал. Нам поставили 8/9 баллов
(из-за обвития и тахикардии). Из болячек — ПЭП (чуть повышенный
тонус ручек), небольшой дисбактериоз (вторичный, как нам пояснили,
т.е. не с рождения), легкий дерматит. Думаю, что это не результаты
кесарева. А вообще — здоровый, хорошо прибавляющий в весе, по возрасту
развитый ребенок. Очень спокойный, общительный. (Тьфу три раза!)
Если есть какие-нибудь вопросы, буду рада ответить подробно

Маша и Павлик (27.10.2000)